Кубинская школа личной охраны. Часть 1.

September 7, 2018

 

Любой разговор на тему школы кубинской личной охраны невозможен без упоминания личности команданте Фиделя Кастро. Исторически при нем и его непосредственном участии, было создано подразделение отвечающее за личную безопасность. Несмотря на множество публикаций в СМИ, фактически достаточно мало что известно по данной теме. Существует широкоизвестная история о 638  попытках убийства Кастро,  так часто цитируемая, что она стала больше похожа на легенду. Так что это была за структура и кто были эти люди, отвечающие за безопасность вождя кубинской революции - попробуем разобраться в этом вопросе.

 

"Всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться..." ПСС т.37 В. И. ЛЕНИН

На Кубе частная жизнь Команданте всегда являлась самой строго охраняемой тайной революции. Фидель Кастро всегда тщательно скрывал любые сведения о своей семье. Так что на протяжении десятилетий ничего не известно о его братьях и сестрах, а в семье, кроме него, было шестеро детей. Являясь наследием времен, когда ему приходилось жить в подполье, эта непроницаемая стена между общественной и частной жизнью достигла невообразимых размеров.

Фидель записывал все. На четвертом этаже Дворца революции, в маленьком помещении, примыкающем к его кабинету, находилась профессиональная записывающая техника, вроде той, что можно увидеть в фильме «Жизнь других», с двумя катушечными магнитофонами и двумя парами наушников. Существовал приказ: если не поступило особого распоряжения, включать магнитофоны всякий раз, когда Фидель принимает для разговора наедине посетителя, не важно, кубинца или иностранца, политика, министра или генерала. Стенографистки-машинистки, не сводя глаз со стрелки потенциометра, контролировали громкость и включали то один магнитофон, то другой, когда лента на катушке заканчивалась. Но только доверенный сотрудник личной охраны, находясь в помещении охраны – также примыкающем к кабинету Фиделя, – имел возможность открывать и закрывать три скрытых микрофона в кабинете Лидера максимо. Делалось это при помощи трех ключей, отпиравших три замка, спрятанные в маленьком шкафу, тоже запертом. И ему же Фидель говорил: Snchez, no grabes («Санчес, не записывай»), если не считал это необходимым. В таком случае он не поворачивал ни один из ключей и не звал стенографисток. На основании принципа, что все сказанное может быть использовано и обращено против говорившего, эти записи методично переписывались на кассеты, а с 1980-х годов на компакт-диски, а потом аккуратно складывались в архив. Они могут пригодиться, даже через много лет, чтобы поймать того или иного человека на противоречиях. Тот же принцип применялся и к важным телефонным разговорам Фиделя, которые однажды могут пригодиться для давления на его собеседника или для его компрометации. Установкой микрофонов и камер в домах, квартирах, автомобилях, кабинетах, заводах и улицах Куба занимается техническая служба (Tecnica) госбезопасности (G2). Не путать с Техническим департаментом (Departamento chequeo), осуществляющим наблюдение и наружное наблюдение, который еще называют Департаментом К из-за кодовых обозначений его подразделений: отдел KC контролирует почтовую корреспонденцию; отдел KT занимается chequeo telefnico (прослушиванием телефонных линий, контролем микрофонов, установленных в номерах гостиниц, кабинетах, автомобилях, домах); отдел KJ ведет chequeo visual (наружное наблюдение и видеоконтроль). К ним еще следует добавить отдел KR, занимающийся chequeo radiofnico, то есть прослушиванием радиопередач; радиоприемников-передатчиков на Кубе много – как принадлежащих министерствам и ведомствам, так и частным лицам – радиолюбителям. Кроме того, группа отдела KJ действует из здания на территории Подразделения 160 – логистического центра эскорта, где находился гараж «мерседесов», частный кинотеатр Фиделя, дом, где он принимал любовниц, склады продуктов для номенклатуры и т. д. Здание выходит как раз на апартаменты швейцарского посла в его личной резиденции, стоящей на противоположной стороне улицы. Более того, обычный «полицейский», стоящий у входа в эту резиденцию, в действительности является офицером контрразведки, фиксирующим входящих и выходящих из этого здания, где бывает много граждан западных стран. Также иностранцы должны знать: на Кубе никто не выпадает из-под контроля госбезопасности G2. Во многих гостиницах Гаваны имеются номера, специально оборудованные техническим отделом, чтобы прослушивать разговоры и снимать на кинопленку в интимной обстановке «объекты», заслуживающие интереса, такие как бизнесмены, дипломаты, политики, университетские профессора, деятели культуры и искусства, журналисты. 
Понятно что неизвестно, сколько на Кубе шпионов на один квадратный метр, но цифра, несомненно, должна быть внушительной. Одно известно точно: госбезопасность, или G2, – это мегаструктура, стоящая на трех столбах: разведка, контрразведка и личная охрана. Словно спрут, она тянет свои щупальца всюду. На каждом предприятии, в каждом учреждении, во всех министерствах, в школах самых маленьких деревень – всюду внедрены ее агенты. Как в провинции, так и в крупных городах их главной задачей является сбор информации о настроениях в обществе в каждой конкретной местности, в каждом районе и последующее ее обобщение в отчетах, которые ежедневно передаются снизу вверх по иерархической лестнице. И все это, на манер пирамиды, идет к самому Лидеру максимо. Благодаря этой системе Фиделю и Раулю менее чем за двадцать четыре часа становилось известно о любой критике в адрес режима, высказываемой населением.

В кубинском преторианском менталитете не существует ничего важнее 1-го отдела, отвечавщего за безопасность Фиделя, и 2-го отдела, обеспечивающего безопасность министра вооруженных сил Рауля Кастро. Что же касается 3-го отдела, он обеспечивает безопасность остальных членов политбюро компартии.
Личная охрана Фиделя образовывала три концентрических круга, или кольца. Третий круг насчитывал несколько тысяч сотрудников, выполняющих самые разные, в том числе и чисто логистические (снабженческие), задачи, связанные с безопасностью Команданте; «оперативная группа», или второй круг, насчитывал от восьмидесяти до ста человек; escolta (эскорт), или первый круг, состоял из двух команд по полтора десятка лучших оперативников, прошедших тщательнейший отбор и дежурящих сутки через двое, чтобы осуществлять круглосуточную охрану Фиделя.

 

el primer anillo – первый круг кубинской охраны.

 

История личной охраны Фиделя началась еще во время революции. С начала в 1956 году партизанского движения в Сьерра-Маэстре для обеспечения его безопасности был выделен небольшой отряд революционной армии. После победы революции, то есть после спуска с гор и входа в Гавану, Фидель заменил эту партизанскую охрану активистами Народно-социалистической партии и организации социалистической молодежи. Тогда-то на сцену вышли Альфредо Гамональ и Хосе Абрантес. Первый погиб в автокатастрофе, а второй очень быстро стал одним из самых доверенных лиц Фиделя. Этого последнего он назначил начальником своей личной охраны, а после операции в заливе Свиней (1961) – начальником Departamento de Seguridad del Estado (Управления государственной безопасности), также называемого G2, которое включает в себя все структуры тайной полиции.
Место Абрантеса занял капитан Чичо – настоящее имя Бьенвенидо Перес, бывший боец из Сьерра-Маэстры. В 1970-х годах его, в свою очередь, сменил Риккардо Лейва Кастро, того – Педро Родригес Варгас и, наконец, Доминго Мене.
В то время ближняя охрана Фиделя Кастро была уже организацией очень опытной, а ее сотрудники прекрасно подготовлены. «Первое кольцо» защиты состояло из отряда в тридцать – сорок отборных сотрудников, из которых часть исполняла также обязанности водителей. Они сопровождали Команданте днем и ночью, куда бы он ни отправился: к себе в Пунто-Серо, во Дворец революции (где находится его рабочий кабинет), на свой остров Кайо-Пьедра, в одну из своих резиденций в провинции и за границу во время его официальных визитов.
Эскорт делился на две группы (группу 1 и группу 2), работающие поочередно, дежурство продолжалось двадцать четыре часа, смена происходила в полдень. К этому распорядку дня следует прибавить еще половину дня на физическую подготовку. Обычная неделя проходила так: в понедельник с утра физическая подготовка, в полдень выход на дежурство, которое продолжается до полудня вторника, вторая половина вторника – отдых, затем, в среду утром, снова физическая подготовка и выход на дежурство в полдень. И так далее. Когда Фидель находился в поездке по провинции или за границей, эскорт, само собой разумеется, находился в состоянии полной готовности двадцать четыре часа в сутки.
Фидель передвигался минимум с четырнадцатью охранниками, в кортеже из четырех автомобилей – черных «мерседесов» с автоматической коробкой передач. В машине номер 1:

Фидель, его адъютант Пепин Наранхо, один из трех личных водителей (Хесус Кастелланос Бенитес, Анхель Фигуэра Пераса, Рене Вискайно) и начальник эскорта полковник Доминго Мене, иногда еще и персональный врач Эухенио Сельман. Машина

номер 2:

водитель и три телохранителя, все в военной форме.

номер 3: то же самое.

номер 4: то же самое, но охрана одета в штатское и передвигалась на советской «Ладе» с ручной коробкой передач и форсированным движком. Эта машина следовала за тремя первыми на дистанции сто метров, чтобы присутствие военных вокруг Фиделя не выглядело слишком демонстративным.

Когда Команданте покидал столицу и направлялся в провинцию или на выходные на свой остров Кайо-Пьедра, к кортежу добавлялась пятая машина, «мерседес», в котором ехали персональный врач Эухенио Сельман, санитар Вильдер Фернандес, официальный фотограф Пабло Кабальеро и мажордом Орестес Диас, которые все считаются полноправными членами эс корта.
Когда Фидель выезжал в провинцию на некое массовое мероприятие, оперативная группа, или «второе кольцо», привлекалась для усиления эскорта и задействовалась на максимальной дистанции от Фиделя. Если он приезжал на завод, в школу, деревню, городской район или министерство, к охране прикомандировывались офицеры контрразведки. Они поступали в распоряжение эскорта и мобилизовывали всю агентуру госбезопасности, внедренную на объекты предстоящего визита и вокруг них. Для контроля воздушного пространства задействовались авиация и радары. А когда Фидель находился на побережье или садился на корабль, на тропу войны выходили и корабли береговой охраны.
Но вернемся собственно к эскорту. Не все попадали в эту преторианскую гвардию только за быстроту, меткость в стрельбе и владение боевыми искусствами. Двое телохранителей, Андрес Арронте Мартинес и Амброзио Рейес Бетанкур, были отобраны по причине… группы их крови! Их группа: А, резус отрицательный, одна из наиболее редко встречающихся (ее имеют всего 6 процентов населения земного шара); но эта группа крови Фиделя Кастро. В случае крайней необходимости их присутствие рядом позволило бы немедленно произвести переливание свежей крови, из вены в вену, и спасти жизнь Эль Хефе.
Еще одна любопытная деталь: в эскорте Фиделя служил его двойник! Безбородый и меньшего, чем Команданте, роста, Сильвино Альварес не является, строго говоря, его точной копией. Однако посаженный на заднее сиденье автомобиля, с приклеенной бородой, издалека он легко мог быть принят за Лидера максимо, поскольку у них обоих одинаковый греческий профиль (лоб и нос образуют одну наклонную линию, слегка нарушенную в месте их соединения).
Этот способ дезинформации неоднократно использовался, в частности в 1983 и в 1992 годах, когда Фидель Кастро тяжело болел, о чем никто не знал, как мы увидим дальше. Тогда Команданте оказался на много недель прикован к постели, что было немедленно строжайше засекречено. А лже-Фидель, сидя на заднем сиденье президентского лимузина, ездил по Гаване, стараясь следовать через наиболее людные места, такие как порт, Малекон (проспект возле моря), авеню Прадо, Пятая авеню или же мимо посольств капиталистических стран, вроде Франции или Великобритании. Тогда Сильвино Альварес опускал стекло и издалека приветствовал прохожих, подражая жестам Фиделя. Народ видел только то, что ему хотели показать, о чем нам говорили донесения полицейской агентуры.
В области дезинформации Фидель Кастро был практически непобедим. Книги по истории рассказывают, что, когда американские журналисты нелегально прибыли в горы Сьерра-Маэстра, чтобы взять у него интервью, он показал им прекрасно организованную мизансцену: этот мастер приказал своим бойцам ходить на заднем плане туда-сюда, создавая иллюзию их большого числа и заставляя своих собеседников поверить в то, что силы мятежников намного больше, чем они были на самом деле.
Технологии манипуляции информацией составляют сердцевину работы личной охраны любого высокопоставленного лица. Но нигде они не применяются так систематически, как на Кубе. Здесь при планировании каждого перемещения Фиделя ставилась цель обмануть публику относительно его времени, места назначения и средства передвижения. Когда Команданте революции выступал перед народом, заранее объявлялось точное время его прибытия, но в действительности он всегда приезжал или раньше, или позже назначенного часа. Точно так же зачастую объявляли, что он прилетит на вертолете, в то время как он ехал на машине. Еще один пример: во время зарубежных визитов всякий раз намечали два-три различных места для его проживания (например, в отеле, где бронировали для него номера, и в посольстве Кубы), а окончательный выбор делался в самый последний момент, чтобы никто, пожелавший по какой бы то ни было причине заранее узнать, где проведет ночь Фидель, не смог этого сделать.
Даже в Гаване, ежедневно отправляясь во Дворец революции из своего поместья Пунто-Серо (два этих объекта разделяет десяток километров), Фидель всегда в последнюю минуту менял маршрут, так что даже его собственные телохранители не знали, какой путь избрал их шеф. Помимо этого три машины, составляющие кортеж, постоянно менялись местами, чтобы никто не знал, в какой из них (в головной, центральной или замыкающей) находится Лидер максимо.
Вплоть до 1979 года Фидель ездил на очень заметном автомобиле: тяжелом черном лимузине советского производства марки ЗИЛ, в точности таком же, на котором ездили высшие руководители СССР. Эту машину ему подарил хозяин Кремля Леонид Брежнев. А сотрудники личной охраны, ездили на машинах марки «Альфа-ромео» цвета бордо, моделей 1750 и 2000 – легких, быстрых, маневренных.
Но позже автомобильный парк был полностью обновлен. После окончания 6-й встречи глав неприсоединившихся государств, проходившей в сентябре 1979 году в Гаване, иракский президент Саддам Хусейн подарил своему кубинскому коллеге бронированный «Мерседес-Бенц 560 SEL», привезенный им с собой из Багдада. После этого Фидель приказал двум механикам из гаража номер 1 Главного управления охраны, неким Сокаррасу и Альваресу, отправиться в Западную Германию и купить там еще пару подержанных «Мерседес-Бенц-500», чтобы заменить ими устаревшие «альфа-ромео».
В соответствии с правилами безопасности в отношении всех используемых государственными органами автомобилей, ввезенных из-за границы, «мерседесы» отправили в гараж Подразделения 160 для строжайшего контроля. Их полностью – до последней гайки – разобрали, чтобы убедиться, что ни под обшивку дверей, ни внутрь кресел, ни в приборную доску, ни в ходовую часть или двигатель не установили ни микрофон, ни взрывное устройство. После того как саперы дали зеленый свет, «мерседесы» собрали и приняли на службу.
Огневая мощь эскорта весьма значительна. Когда Фидель Кастро ехал в своем бронированном лимузине, у его ног всегда лежали советский автомат Калашникова калибра 7,62 мм со складным прикладом и пять снаряженных магазинов к нему на тридцать патронов каждый. Он никогда не расставался с этим оружием. Оно лежало на своем обычном месте даже тогда, когда Фидель приглашал в свою машину важного иностранного гостя, на которого, естественно, эта деталь производила большое впечатление.
Фидель всегда садился на заднее сиденье справа. Точно за ним, на уровне его правого плеча, находились пистолет «браунинг» калибра 9 мм и три запасных магазина к нему на тринадцать патронов каждый. В салоне имелся еще один автомат Калашникова, но калибра 5,45 мм с пятью магазинами на тридцать патронов каждый, который лежал в ногах начальника эскорта Доминго Мене, сидевшего на пассажирском месте впереди. Прибавьте к этому оружие телохранителей: у каждого на поясе пистолет «браунинг» и, в зависимости от ситуации, Калашников на ремне через плечо.
Помимо этого, раньше в багажнике президентского «мерседеса» всегда лежал черный чемоданчик с автоматом Калашникова АКМ калибра 7,62 мм, с деревянным прикладом, а также пять магазинов к нему по сорок патронов в каждом. Этот автомат – личное оружие Фиделя, который пользовался им во время регулярных упражнений в стрельбе. Этот автомат он каждый вечер брал с собой. Далия, извещенная о  приезде по рации, ждала на крыльце семейного дома, как преданная супруга. По неизменному ритуалу Фидель целовал ее в губы, потом отдавал ей автомат. Она с благоговением уносила его в их спальню, находящуюся на втором этаже. В Пунто-Серо или в поездке по стране глава государства, ложась спать, всегда клал возле кровати свой Калашников так, чтобы до него можно было легко дотянуться рукой.
Кроме того, в багажнике «мерседеса» Фиделя лежали, например, медицинский чемоданчик (за который отвечали его врач и санитар), запасные сапоги, штатский костюм, два или три комплекта военного камуфляжа, галстуки, военные фуражки, три смены нижнего белья. Да, и не забыть бы еще полную баскетбольную форму – во всяком случае, до того момента, когда в 1982 году Фидель, сломав палец на ноге, решил прекратить играть в баскетбол.
Наконец, в одной из машин имеется холодильник с бутылками содовой, пивом, питьевой водой, а также коровьим молоком, литром козьего молока и йогуртами – натуральным и лимонным – это один из любимейших вкусов Эль Хефе.
Чтобы закончить с машинами эскорта, следует заметить, что рассказы, будто в президентском лимузине в пределах досягаемости Кастро лежали гранаты, – полная чушь. Как и многие другие истории, рассказываемые о нем.

 

Продолжение .

Руководитель НАСТ Балтика Дмитрий Сакуто

Руководитель НАСТ Урал Алексей Сысун

 


 

Please reload

Избранные посты

Три мифа в личной охране.

January 4, 2019

1/4
Please reload

Недавние посты