Угарный газ для "революции роз".

April 2, 2018

 

События с пожаром в торговом центре «Зимняя вишня»  Кемерово с многочисленными жертвами заставляют современное общество очередной раз осознавать насколько оно уязвимо. Безопасности, как состояние объекта, не может быть много. Ее должно быть достаточно для существования и если в этом есть потребность - развития самого объекта. Сотрудник личной охраны, как элемент системы безопасности объекта, находясь на посту, должен знать, что он будет делать, и уметь это делать. Тогда его можно считать надежным. Все достаточно просто и незамысловато. Любая внештатная ситуация для специалиста личной охраны имеет свой алгоритм действий, это же относится к ситуациям, связанных с  возникновения пожара. Пожа́р можно рассмотреть как неконтролируемый процесс горения, причиняющий материальный ущерб, опасность жизни и здоровью людей. Что является немаловажным в этом вопросе, так это то, что исходя из статистики, основной причиной гибели людей  при пожаре является отравление угарным газом. И конечно нельзя не вспомнить по этому поводу, ставший уже хрестоматийным случай со смертью премьер министра Грузии Зураба Жвании.
3 февраля 2005 года Зураб Жвания приехал в квартиру на улице Сабурталинской в Тбилиси для встречи со своим другом, заместителем уполномоченного президента Грузии в регионе Квемо-Картли Раулем Юсуповым. После прихода Юсупова он отпустил охрану, сказав, чтобы та пришла спустя несколько часов(?). В 3 часа ночи, когда охранники не смогли дозвониться до Жвания, они сломали решётку на окне и проникли внутрь квартиры. В ней они обнаружили трупы Жвания и Юсупова. В комнате чувствовался отчётливый запах от работавшего газового обогревателя.
По официальной версии грузинской стороны, обнародованной уже 4 февраля 2005 года, Жвания и Юсупов погибли в результате отравления угарным газом (продуктами горения) вследствие использования неисправного газообогревателя — иранской газовой отопительной печи марки «Никала». В крови Жвания был обнаружен карбоксигемоглобин - вещество, которое образуется при соединении угарного газа с гемоглобином. "Наличие в крови этого вещества свыше 20 процентов вызывает смерть. В крови премьер-министра, по последним данным, обнаружено свыше 40 процентов этого вещества", - заявил эксперт министерства юстиции Леван Самхараули. Министр по делам полиции и общественной безопасности Грузии Вано Мерабишвили подчеркнул, что произошла утечка газа из газообогревателя, установленного в квартире, однозначно заявив следующее: «это несчастный случай. Я лично был на месте». Согласно официальным заявлениям грузинских следователей, Рауль Юсупов за месяц до гибели снял трёхкомнатную квартиру на улице Сабурталинской, а за три дня до трагедии сменил газовую печь, из-за которой и произошёл несчастный случай
14 августа 2015 года суд присяжных присяжные 10 голосами "за" и двумя "против" вынесли обвинительный приговор личным охранникам покойного. Затем суд присяжных обратился к судье с ходатайством о вынесении облегчающего наказания. После этого судья определил меру наказания обвиняемым.
По решению судьи член личной охраны Коба Харшиладзе приговорен к 1 году и 9 месяцам лишения свободы, а второй охранник Михаил Дзадзамия приговорен к лишению свободы сроком на 11 месяцев и 41 день. Однако Дзадзамия был освобожден, так как его коснулась амнистия и судья вычел срок, который он уже отбыл в тюрьме.
Как утверждает следствие, ночью 3 февраля 2005 года начальник смены охраны премьер-министра Грузии Дзадзамия и сотрудник охраны Харшиладзе "ненадлежащим образом выполнили возложенные на них обязательства" и оставили без охраны Жванию, который в этот промежуток времени был найден мертвым. Кроме того, Дзадзамия не сообщил в соответствующий отдел специальной службы государственной охраны о перемещении объекта охраны.

Надо заметить, что мы рассматриваем официальную версию событий и тогда интересным является вопрос, а если бы охрана осталась вместе с охраняемым лицом, какие были бы шансы у нее выжить после отравления угарным газом? Вопрос второй – кто должен был проверять и отвечать за состояние оборудования, в том числе газового, в месте пребывания премьера? 
К чему этот экскурс в дела давно минувших? А к тому, что любые действия или бездействия несут определенные последствия и при пожаре они могут квалифицироваться и как преступная халатность, а могут и как преступный умысел. Знание расположения и умение пользоваться огнетушителем, конечно,  не будут лишним телохранителю, но критичным для него является понимание им своей роли и места. 

 

Руководитель НАСТ  Балтика Дмитрий Сакуто

 

Please reload

Избранные посты

Три мифа в личной охране.

January 4, 2019

1/4
Please reload

Недавние посты