Телохранитель Кивелиди попал под "Новичка".

March 29, 2018

 

Как стало известно, доктор химических наук, профессор Леонид Ринк входил в группу разработчиков отравляющей системы, которая на Западе получила название «Новичок». В материалах уголовного дела об убийстве Кивелиди есть протоколы допросов Ринка. Следствие продолжалось несколько лет. И в 1999–2006 годах Ринк дал обстоятельные и интересные показания об отравляющем веществе. О том, как получил его в режимном государственном учреждении и продавал или передавал разным людям, связанным с криминалом.

Ринк работал начальником лаборатории и был ведущим научным сотрудником в филиале Государственного научно-исследовательского института органической химии и технологии (ГОСНИИОХТ) в закрытом городе Шиханы Саратовской области, где занимались разработкой химического оружия. Коллеги считают его профессионалом высочайшей квалификации в области высоко-токсичных соединений, отмечая, что «специалистов такого уровня можно пересчитать по пальцам».

В следственных документах Ринка называли также «начальником подразделения ГИТОС» — Государственного института технологии органического синтеза в Шиханах. Это «особо режимное предприятие, сотрудники которого давали подписку о неразглашении гостайны в том числе при работе с сильнодействующими и ядовитыми веществами», — объяснил следствию начальник шиханского отдела ФСБ.

Его старшие коллеги из УФСБ по Саратовской области проинформировали следствие о том, что в ГИТОСе в 1994 году «несанкционированно синтезировали и сбывали отравляющее вещество». Поскольку таким веществом был убит Кивелиди, это вызвало интерес к химику Ринку и тому, что происходило в режимных лабораториях.

ИЗ ПРОТОКОЛОВ ДОПРОСА РИНКА
«Вещество, которое я собирался получить, науке известно. Оно неоднократно синтезировалось специалистами института <…>. Оно составляет гостайну. Это вещество отличается от боевого вещества по своей химической формуле, однако по токсичности оно сравнимо с VХ [фосфороорганическое боевое отравляющее вещество нервно-паралитического действия]. Вещество известно узкому кругу специалистов.

Вещества было примерно грамм, как мне кажется. Мы его разлили в ампулы, примерно по 0,25 грамма <…>. Полученные ампулы я унес к себе домой и положил их у себя в гараже».

«При передаче [ампулы] я, естественно, инструктировал человека о мерах безопасности при обращении с этим веществом. <…> Говорил, что вещество действует при нанесении на кожу человека и при попадании вещества с пищей в организм. <…> Говорил, что признаки смерти будут как при сердечном заболевании. Дозы вещества, находящегося в ампуле, достаточно для смертельного отравления человека».

«Для смерти человека весом примерно 80-90 кг при воздействии через кожные покровы необходимо в сто раз меньше вещества, чем было запаяно в ампуле», — тут же  уточнил специалист-химик, который присутствовал на допросе.

«Да, согласен», — ответил Ринк.

«Когда вы передавали изготовленное вами вещество <…>, вы понимали, что передаете его для использования против человека?» — уточнил прокурор-криминалист.

«Да, я понимал, что эти люди собираются применить вещество против людей», — признал Ринк.

В ходе этого допроса специалист-химик уточнил еще одну важную деталь: ошибок быть не могло, ему показали экспертное заключение о составе вещества с места преступления, и он его опознал.

ИЗ СУДЕБНЫХ МАТЕРИАЛОВ
«Учеными-экспертами ГОСНИИОХТа было установлено, что отравляющее вещество, синтезированное их коллегой-химиком Ринком в ГИТОСе, «не имеет аналогов в мире», в научной литературе, в том числе в закрытых источниках, его свойства не описаны, данное отравляющее вещество, формула которого приводится в экспертных заключениях, относится к боевым отравляющим веществам».

ИЗ ПРОТОКОЛОВ ДОПРОСА РИНКА
Ринк не работал в одиночку. Согласно его показаниям, к синтезу отравляющего вещества в 1994 году он привлек коллегу, сказав, что это  вещество необходимо военным. Напомним, что по официальным заявлениям российских чиновников все разработки в области химического оружия прекращены в 1992 году.

«Для того, чтобы она [коллега] не волновалась, я ей сказал, что это надо для в/ч [воинской части]<…> Оборудование в лаборатории было стандартным: колбы, вытяжка и т. д. <…> Дал [коллеге] задание и ушел. В комнате все время кто-то находился, две лаборантки, но так как я предупредил [коллегу], чтобы она на эту тему не распространялась, лаборантки ничего не знали. <…> Это был «левый» заказ, и я не желал, чтобы об этом кто-то знал третий. Она не возражала, так как я сказал, что ее работа будет оплачена, а ей очень нужны были деньги» <…>

Размеры ампулы с отравляющим веществом, достаточным для убийства ста человек, миниатюрны. «Ампулу я передавал вложенной в корпус ручки, она достаточно тонкая, чтобы там находиться».

За сотни доз отравляющего вещества в этой ампуле, согласно показаниям Ринка, ему заплатили «то ли полторы тысячи, то ли тысячу восемьсот долларов».

Ничтожно малая часть этого отравляющего вещества, оказавшегося на черном рынке, в 1995 году была использована для убийства — привела к смерти банкира Ивана Кивелиди и его секретаря Зары Исмаиловой. А также, согласно материалам дела, вызвала проблемы со здоровьем телохранителя Кивелиди, его посетителей, понятых, уборщицы и восьми сотрудников милиции, которые участвовали в осмотре кабинета Кивелиди в «Росбизнесбанке». Все они получили поражения разной степени тяжести, даже спустя три-четыре дня после того, как банкир был отравлен.

Как действует вещество:

 


В заключении комплексной судебно-медицинской экспертизы по делу об убийстве Ивана Кивелиди сказано: «Зараженная трубка телефонного аппарата при контакте с обнаженным кожным покровом вызывает поражение со смертельным исходом». При контакте с кожей скрытый период действия отравляющего вещества составляет, как правило, от полутора до пяти часов. Вещество имеет характерное «антихолинэстеразное действие», а холинэстераза — жизненно важна. Она участвует, к примеру, «в передаче возбуждения от одного нейрона на другие». «При отсутствии свободной холинэстеразы в организме наступает полный паралич всех основных функций жизнедеятельности (сознания, дыхания и сердечно-сосудистой системы)».

Исследование рабочего места Кивелиди и всех предметов в кабинете, показало, что отравляющее вещество находилось под резиновой заглушкой одного из винтов трубки телефонного аппарата на его столе. Заглушка эта размером чуть больше 5 миллиметров. Вещество было использовано в очень малых количествах и образовало едва заметный подтек.

Предполагаемая формула отравляющего вещества из материалов экспертизы. В уголовном деле есть также заключение специалистов, что к этой формуле нужно добавить фтор. Получается вещество, похожее на так называемый «Новичок»

 

Анализ этого вещества следствие поручило трем разным учреждениям. Экспертно-криминалистический центр МВД РФ и Институт проблем экологии и эволюции РАН предположили одну и ту же химическую формулу. Институт РАН при этом указал, что «вещество с такой структурой относится к классу высокотоксичных фосфорорганических соединений, используемых при производстве химического оружия». Экспертное заключение дал и ГОСНИИОХТ, добавив, что в веществе содержался еще и фтор.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ УГОЛОВНОГО ДЕЛА
«В УФСБ [Саратовской области] был получен материал, из которого следовало, что в сентябре-октябре 1994 года начальник подразделения ГИТОС Ринк с целью сбыта синтезировал отравляющее вещество <…>, расфасовав его в 8-9 ампул. Указанный материал был выделен из уголовного дела об убийстве Кивелиди и по нему 01.10.1998 возбуждено уголовное дело №238709-а в отношении Ринка <…>, которое <…> принято к производству под грифом «совершенно секретно». В ходе следствия по выделенному делу установлен факт сбыта Ринком [вещества] лицам чеченской национальности в г. Москве, однако его поставка состоялась 13.09.1995, то есть позже убийства Кивелиди <…>. Уголовное дело №238709-а в отношении Ринка 01.04.1999 прекращено».

В  июле 2004 года  было прекращено другое уголовное дело в отношении Ринка и тех, кому он продал отравляющее вещество (незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка и сбыт сильнодействующих и ядовитых веществ), поскольку истек срок давности для привлечения к уголовной ответственности.

Химик Ринк снабжал ампулами с отравляющим веществом разных примечательных людей. В 1994 году, согласно его показаниям, ампулу получил его знакомый Рябов, который сначала хотел отравить собаку, а затем «сказал, что яд нужен не для собаки, а для человека». На допросе Ринк утверждал, что Рябов стал угрожать ему.

«Я боялся угроз Рябова, который был связан с преступными элементами, <…> согласился достать ему такой яд», — рассказал следователям Ринк.

Весной 1995 года, по данным следствия, еще одну ампулу вещества у Ринка приобрел гражданин Латвии Артур Таланов, как он заявлял «в целях самообороны». Таланов впоследствии участвовал в нападении на инкассаторские машины, получил пулю и оказался под следствием в Эстонии, когда вместе с партнерами пытался ограбить инкассаторов «Хансабанка». Те должны были сдавать оружие при пересечении границы между Латвией и Эстонией и поэтому казались бандитам легкой добычей. Но, как сообщала эстонская пресса, инкассаторы начали отстреливаться и попали в Таланова, который в итоге стал инвалидом.

От Таланова следствие по делу об убийстве банкира Кивелиди протянуло нить к тому, кто в итоге стал главным обвиняемым, — давнему знакомому Кивелиди — Владимиру Хуцишвили. Его в итоге и осудили, поскольку, по версии следствия, он был в кабинете Кивелиди в то время, когда в трубку могли закапать яд.

 

P.S.

The Bell удалось разыскать и связаться с Владимиром Углевым — одним из сотрудников группы, которая разрабатывала нервно-паралитические отравляющие вещества под названием «Новичок». 

— МИД настаивает, что ни в России, ни в СССР не было даже исследований по разработке препарата с кодовым названием «Новичок». Это так?

— Для того, чтобы упростить восприятие материала, я перейду от названия «Новичок», которое стало теперь широко известным, к условно обозначенным мной по годам разработки четырем веществам. Три из них являются составной частью работ по программе «Фолиант», выполненных под научным руководством Петра Кирпичёва, сотрудника Государственного НИИ органической химии и технологии (ГОСНИИОХТ). Первое вещество нового класса фосфорорганических отравляющих веществ, назову его A-1972, было получено Кирпичёвым в 1972-м году. В 1976-м году мною были получены два вещества: B-1976 и C-1976. Четвертое вещество, D-1980, было получено Кирпичёвым в начале 1980-х годов. Все они относятся к группе так называемых «Новичков», но это название появилось не в НИИ.

Все четыре вещества относятся к ФОС (фосфорорганические соединения) нервно-паралитического действия, но различаются разными прекурсорами, способами получения и методами использования в качестве боевых отравляющих веществ.

Всего в научной группе, которую возглавлял Кирпичёв, было получено несколько сот модификаций веществ этого класса. Так что с большой долей вероятности я могу говорить о том, что каких бы то ни было новых веществ, которые бы по своим токсическим свойствам превосходили указанные выше, нет.

 

По материалам из открытой печати.

Руководитель НАСТ Балтика Дмитрий Сакуто

Please reload

Избранные посты

Три мифа в личной охране.

January 4, 2019

1/4
Please reload

Недавние посты