"...Я иду к своим детям!"(Видео)

February 16, 2018

Убийство Президента Египта Анвара Садата.

 

6 октября он давно считал обычным днем. Хотя именно в этот день 1973 года в ходе четвертой арабо-израильской войны египтянам удалось пересечь Суэцкий канал и преодолеть “линию Барлева”. Для Египта 6-е октября стало Днем победы. С тех пор ежегодно на площади в районе Мадинат Наср, расположенном на окраине Каира, парадным маршем проходят войска, демонстрируя мощь египетской армии. В Египте эту войну называют войной “рамадана”, так как наступление арабских войск (египетских и сирийских) совпало с началом мусульманского праздника - Рамадана. В Израиле в это время отмечался “Йом киппур” - день искупления грехов, Божественного суда и самоочищения. После этой войны Садата стали называть в Египте “герой войны”. А после поездки в Иерусалим и подписания кэмп-дэвидских соглашений - “герой войны и мира”. Завтрак “раиса” был скромным: поджаренный кусочек хлеба с маслом и медом и чашка чая без сахара. Больной желудок заставлял его придерживаться строгой диеты. Он быстро пробежал глазами утренние газеты и, отложив их в сторону, отправился в массажную комнату. Сначала он сделал легкую зарядку. Потом его обработал массажист. В обычные дни эта процедура длилась около часа. Но в то утро он уделил массажисту лишь полчаса. Приняв душ и облачившись в махровый халат, он сел за небольшой стол, на котором стоял телефон. Ему принесли чай с мятой и свежие фрукты. Он позвонил сначала в Соединенные Штаты своему сыну Гамалю, затем родственнику Осману Ахмеду Осману, вице-президенту Хосни Мубараку, министру внутренних дел Мухаммеду Набави Исмаилу. В это время к Садату пришел его личный врач Мухаммед Атыя, который осматривал его каждый день с тех пор, как президент перенес второй инфаркт. Но в тот день “раис” чувствовал себя отменно. После ухода врача к нему вошел личный секретарь Фавзи Абдель Хафез. - Какие новости? - спросил президент.

- Слава Аллаху! Все хорошо!

- Парад состоится? - поинтересовался Садат с улыбкой.

- Да, господин президент. Утром звонили из министерства обороны и сообщили, что все готово.

Садат просмотрел телеграммы и бумаги, которые принес Фавзи. После разговора с секретарем он надел голубой парадный мундир (похожий на нацистский) главнокомандующего вооруженными силами. Затем приколол на правую сторону груди орден “Звезда Синая”, которым наградил себя сам, а на левую - орденские колодки в восемь рядов. Через правое плечо повязал широкую зеленую ленту.

- Ты оденешь бронежилет? - спросила Джихан.

(Бронежилет изготовили для Садата в США в 1977 году. Впервые он надел его в ноябре того же года, когда отправился в Иерусалим.)

- Зачем? - удивился Садат. - Ведь ты знаешь, куда я иду... К своим детям!

Но Садат отказался надеть бронежилет по другой причине. Его новый парадный мундир, который ему сшили в Лондоне, оказался тесноват и он едва влез в него.

Садат никогда не пренебрегал личной безопасностью. Скорее наоборот! В последние годы его охрана превратилась в особое, по масштабам Египта, невиданно большое подразделение, стоившее десятки миллионов долларов. В течение нескольких лет ЦРУ формировало эту “гвардию”, оснащало специальной техникой, бронированными “кадиллаками”, оружием и следило за ее функционированием. Личный состав охраны ежегодно проходил тренировки в США под руководством американских инструкторов. 
В тот последний для Садата вторник его безопасность обеспечивали восемь подразделений: служба государственной безопасности, полиция при призедентстве, специальная президентская охрана, республиканская гвардия, военная разведка, военная полиция, контрразведка, специальные подразделения для разгона демонстраций. 
Когда Садат подъезжал к трибуне, он был окружен восемью телохранителями - по три с боков и двое сзади. Когда же он сел в кресло, то между трибуной и проходившими войсками не оказалось ни одного охранника. Почему? 
Очевидно никто не предполагал, что выстрелы прозвучат со стороны проходивших войск. Тем более, что командиров частей, участвовавших в параде, наистрожайшим образом проинструктировали, чтобы ни один из 10 тысяч солдат и офицеров не проник на парад с боевым оружием, да еще с боеприпасами. 

 

Каир, 6 октября 1981 года, 13-10.

Парад подходил к концу. Стрелки часов отсчитывали второй час пополудни. Из громкоговорителей звучали слова: 
- Сейчас вы увидите истребители-бомбардировщики типа “мираж”, пилоты которых продемонстрируют свое мастерство. 
В небе появилась пятерка “миражей”. Выполнив серию фигур высшего пилотажа, истребители пронеслись над трибуной, оставляя после себя захватывающий по спектру цветной шлейф - желтый, зеленый, синий, оранжевый. Эффектное зрелище. Возможно, поэтому никто не заметил, как появилась колонна грузовиков с прицепленными 130-мм орудиями. 
Вдруг одна из машин свернула в сторону трибуны и остановилась. Многие решили,что произошла поломка, как и с мотоциклом. Из кабины выпрыгнул офицер и все подумали, что он попытается устранить неисправность. Но офицер бросил гранату, которая, ударившись о трибуну, взорвалась. 
А в это время диктор, приветствуя артиллеристов, говорил: 
- Они преданы главе государства... 
Офицером, метнувшим гранату, был Халед Исламбули - старший лейтенант 333-й артиллерийской бригады, постоянно участвовавшей в военных парадах. Затем он достал из кабины крупнокалиберный пулемет. В тот же момент из кузова полетела другая граната (ее метнул Ата Таиль), и на асфальт спрыгнули трое из шестерки солдат, сидевших в грузовике. Все с автоматами на изготовку. 
- Слава Египту! Вперед! - раздались крики солдат. 
А из громкоговорителей уже неслось: 
- Хавана! Предатели! 
Прежде чем у сидевших на трибуне прошел шок, Халед Исламбули бросил третью гранату. Она упала рядом с трибуной, но не взорвалась. Из нее пошел дым. 
Когда он рассеялся, разорвалась четвертая граната, которую бросил Абдель Хамид Абдель Аль. Но осколки не причинили никому вреда. 
В этот момент “очнулся” министр обороны, сообразив, что происходит нечто необычное. Последним, кто “очнулся” был Садат. Он приподнялся со своего кресла и выпрямился. Он был растерян и все время повторял: 
- Не может быть... Не может быть... 
Это были последние слова египетского президента. Его настигли пули, выпущенные четвертым участником покушения, который стоял в кузове и стрелял из автомата по трибуне. Поскольку Садат какое-то время стоял неподвижно и превратился в удобную мишень, промахнуться было невозможно. Тем более, что человек с автоматом был одним из лучших стрелков, чемпионом египетской армии по стрельбе - снайпер Хусейн Аббас Али. 

Оружие убийства Президента Садата - АКМ египетского производства.


После того, как Хусейн Аббас дал первую очередь, он спрыгнул с грузовика, чтобы присоединиться к Халеду Исламбули и своим товарищам, которые бежали в сторону трибуны. 
Впереди бежал Исламбули. Справа Абдель Хамид Али. Слева - Ата Таиль. 
Подбежав к трибуне, они снова открыли огонь по Садату. Их очереди ранили многих из тех, кто сидел в первом ряду. 
Тяжело раненный Фавзи Абдель Хафез пытался прикрыть Садата креслом. Он думал, что президент еще жив, что кресло спасет ему жизнь. 
Абдель Хамид был близко от Хосни Мубарака и крикнул ему: 
- Ты нам не нужен! Нам нужен фараон! 
Халед Исламбули сделал знак рукой Абу Газзале и крикнул: 
- Посторонись! 
Сказав это, он продолжал стрелять. Стреляли и его товарищи. 
У Халеда Исламбули вышел из строя пулемет. Он молча протянул руку к Ата Таилю, который забрал пулемет и передал ему автомат. 
Неожиданно раздался выстрел и пуля попала в Халеда Исламбули. Но он нашел в себе силы прыгнуть на трибуну и обнаружить лежавшего на полу Садата. 
- Аллаху Акбар! - крикнул он. - Аллах велик! 
В этот момент двумя пулями в живот был ранен и Абдель Хамид. Он увидел стрелявшего, который поднял ребенка и, как щитом, прикрывался им. Хусейн Аббас к этому времени израсходовал все патроны. 
Убедившись, что Садат мертв, они побежали в разные стороны. 
Операция продолжалась 40 секунд... Впрочем, для Садата роковыми оказались всего 19 секунд. На 20-й он уже лежал ничком в луже крови, не подавая признаков жизни. 
Едва они отбежали, как охрана президента и сотрудники службы безопасности открыли по ним огонь. 
Трибуна являла собой страшное зрелище. Истекающие кровью раненные, мечущиеся охранники, пытающиеся подняться почетные гости. Вице- президент Мубарак был легко ранен. К ногам военного министра упала граната, которая не взорвалась. Другая граната, брошенная в одного из генералов, разорвалась непосредственного у его лица и нанесла ему смертельную рану. Среди убитых оказались старший камердинер президента Хасан Алям, фотограф Мохаммед Рашван и коптский епископ Самюэль. Получили ранения послы Кубы и Бельгии, первый секретарь австралийской дипломатической миссии, доверенный человек президента Сайед Марей и три американских военных советника, которые находились в Египте для переговоров относительно запланированных совместных военных учений. 
Когда началась стрельба, Джихан Садат с внуками, женами министров и высокопоставленных гостей находилась в специальной комнате, откуда наблюдала парад. Это помещение было отделено от главной трибуны специальной стеклянной перегородкой. Она видела все, что происходило... 
Но она сохраняла завидное спокойствие и пришла в ярость только тогда, когда ее муж упал, обливаясь кровью. 
Она сказала своей секретарше: 
- Какое безумное государство! 
В этот момент к ней с воплями бросилась жена министра внутренних дел Фаида Камель. Первая леди крикнула ей: 
- Замолчи! 
Но та продолжала рыдать, повторяя: 
- Мухаммед! Мухаммед! Приди ко мне! 
Ее муж - Мухаммед Набави Исмаил сумел сбежать и скрыться. Он объявится только после того, когда поймет, что события на параде не были государственным переворотом. 
Джихан Садат бросилась к двери, пытаясь пробиться к мужу, но один из телохранителей преградил ей дорогу и в целях безопасности повалил на пол. 

 

Каир, 6 октября 1981 года, 13-40. 

Бездыханное тело Садата погрузили в бронированный вертолет, стоявший неподалеку от трибуны. Этот вертолет - “Сикорский КХ - 53 Е”, оборудованный различными системами безопасности, был подарен Садату президентом США Никсоном. За секунды до взлета с криком “Где президент?” в вертолет буквально прыгнула Джихан Садат. Едва тот взмыл в воздух, первая леди (теперь уже бывшая) властным голосом, не терпящем возражений, приказала сделать остановку в Гизе, где находилась резиденция Садата. 
Сойдя с вертолета, Джихан распорядилась ожидать ее возвращения. Прошло десять минут, двадцать... Тем временем она поднялась в свою спальню, села у телефона и дважды позвонила в США. Сначала сыну Гамалю, который отдыхал с друзьями во Флориде, затем в Вашингтон. Кому? Неизвестно... 
Она появилась спустя полчаса и поднялась в вертолет. Он резко набрал высоту и взял курс на Маади, где размещался военный госпиталь. В нем, кстати сказать, провел свои последние дни друг Садата - экс-шах Ирана Мохаммед Реза Пехлеви. 
Это опоздание дало возможность Хосни Мубараку прибыть в госпиталь раньше вертолета. Он добрался туда на машине министерства обороны, приказав водителю гнать на предельной скорости. Тревожные мысли обуревали вице-президента во время пути. Он не мог понять цели убийства Садата. Что это - военный переворот? У него не было ответа на этот вопрос. 

 

Каир, 6 октября 1981 года,14-30. 

Через 20 минут вертолет приземлился на площадке около военного госпиталя. Садата тотчас отвезли в операционную. Он был в бессознательном состоянии. Пульс не прощупывался. Биение сердца не слышно. Одиннадцать врачей во главе с генералом А. Каримом в течении двух часов пытались спасти его. Когда энцефалограмма показала, что мозг президента не подает признаков жизни, медики сдались. Как показало вскрытие, одна из пуль, угодивших в Садата, задела легочную артерию. Сильнейшую рану он получил и в левую сторону груди. Наконец, еще одна пуля попала в шею, что и обрекло его на смерть. 

 

Egypt Endependent спустя 30 лет.

Бывший израильский телохранитель рассказал о спасении жизни посла Израиля Моше Сассона во время убийства  Президента Анвара Садата в 1981 году. Израильский охранник, отказавшийся раскрывать свою личность, рассказал о произошедшем спиной к камере во время интервью Программе новостей канала 10.

«Я схватил посла, бросил его на землю через стул и накрыл его своим телом», - вспоминал он. «Я опустил голову, люди смотрели в нашу сторону и никто не понимал, что происходит." 

Во время парада израильский посол сидел рядом с Садатом.

Израильское расследование, проведенные вскоре после убийства Садата показало, что быстрая реакция телохранителя вместе со своим коллегой - спасли жизнь посла.

«Съемки продолжались 51 секунду - это слишком большой промежуток времени», - сказал охранник. «Они стреляли из четырех АК-47 и просто использовали свои боеприпасы, перезаряжая, и никто не отвечал с нашей стороны».

Во время военного парада шесть самолетов взлетели над платформой, где Садат сидел со своей свитой. Пока все смотрели в небо,  на экран, охранник и его напарник пристально наблюдали за проездом внизу.

«Внезапно мы увидели остановившейся грузовик, из которого вышел офицер. Офицер побежал к платформе с чем-то в руке и бросил  - люди смотрели, но не понимали, что происходит. Затем произошел большой взрыв.

«Они стреляли в людей,  убивали и ранили - из за этого началась страшная паника. Большинство пуль не попали в Садата, но вместо этого ударили в нашем направлении. Мы думали, что это военный переворот."
Телохранители и посол опасались за свою жизнь сразу после инцидента. Охранник попытался скрыть любые признаки того, что они были израильтянами, вспоминал он - «На машине посла был израильский флаг, и я помню, как я его разорвал».

 

Вывод
С точки зрения выполнения технических действий группа охраны не справилась со своей работой, что характеризуется фактическим отсутствием  действий (эвакуация и нейтрализация атакующих) в момент нападения, критическими ошибками в системе допуска и общей системе обеспечения безопасности охраняемого лица. С точки зрения уровня ущерба безопасности охраняемого - были нанесены пулевые ранение, приведшие к летальному исходу охраняемого лица. Если использовать четырехрядную шкалу эффективности технико-тактических действий сотрудников личной охраны, то будет выставлен четвертый ряд отрицательных оценок при невыполнении тактико-технических приемов, с ущербом для безопасности охраняемого лица.

 

P.S.

Обвинительное заключение в 450 страниц было написано довольно быстро. Можно было начинать суд. Но он откладывался из-за сорокадневного траура. 
Посколльку речь шла о национальных интересах, суд заседал при закрытых дверях, публика туда не допускалась. Процесс был полон театральных жестов. Обвиняемые гордо сознавались в убийстве президента. Из-за стальной решетки, которая огораживала скамью подсудимых, то и дело раздавалось: “Аллаху Акбар!” (“Аллах Велик!”) 
Всем был вынесен смертный приговор. 
На рассвете 15 апреля 1982 года его привели в исполнение. 
Абдель Саляма Фаррага, Ата Таиля и Абдель Хамида повесили. Хусейна Аббаса и Халеда Исламбули, поскольку они были военные, растреляли. Причем, неподалеку от могилы Садата. 
Потом их тайно похоронили. 

 

Руководитель НАСТ Балтика Дмитрий Сакуто

 

Please reload

Избранные посты

Три мифа в личной охране.

January 4, 2019

1/4
Please reload

Недавние посты