• Дмитрий Сакуто

Телохранитель Кивелиди попал под "Новичка".


Как стало известно, доктор химических наук, профессор Леонид Ринк входил в группу разработчиков отравляющей системы, которая на Западе получила название «Новичок». В материалах уголовного дела об убийстве Кивелиди есть протоколы допросов Ринка. Следствие продолжалось несколько лет. И в 1999–2006 годах Ринк дал обстоятельные и интересные показания об отравляющем веществе. О том, как получил его в режимном государственном учреждении и продавал или передавал разным людям, связанным с криминалом.

Ринк работал начальником лаборатории и был ведущим научным сотрудником в филиале Государственного научно-исследовательского института органической химии и технологии (ГОСНИИОХТ) в закрытом городе Шиханы Саратовской области, где занимались разработкой химического оружия. Коллеги считают его профессионалом высочайшей квалификации в области высоко-токсичных соединений, отмечая, что «специалистов такого уровня можно пересчитать по пальцам».

В следственных документах Ринка называли также «начальником подразделения ГИТОС» — Государственного института технологии органического синтеза в Шиханах. Это «особо режимное предприятие, сотрудники которого давали подписку о неразглашении гостайны в том числе при работе с сильнодействующими и ядовитыми веществами», — объяснил следствию начальник шиханского отдела ФСБ.

Его старшие коллеги из УФСБ по Саратовской области проинформировали следствие о том, что в ГИТОСе в 1994 году «несанкционированно синтезировали и сбывали отравляющее вещество». Поскольку таким веществом был убит Кивелиди, это вызвало интерес к химику Ринку и тому, что происходило в режимных лабораториях.

ИЗ ПРОТОКОЛОВ ДОПРОСА РИНКА «Вещество, которое я собирался получить, науке известно. Оно неоднократно синтезировалось специалистами института <…>. Оно составляет гостайну. Это вещество отличается от боевого вещества по своей химической формуле, однако по токсичности оно сравнимо с VХ [фосфороорганическое боевое отравляющее вещество нервно-паралитического действия]. Вещество известно узкому кругу специалистов.

Вещества было примерно грамм, как мне кажется. Мы его разлили в ампулы, примерно по 0,25 грамма <…>. Полученные ампулы я унес к себе домой и положил их у себя в гараже».

«При передаче [ампулы] я, естественно, инструктировал человека о мерах безопасности при обращении с этим веществом. <…> Говорил, что вещество действует при нанесении на кожу человека и при попадании вещества с пищей в организм. <…> Говорил, что признаки смерти будут как при сердечном заболевании. Дозы вещества, находящегося в ампуле, достаточно для смертельного отравления человека».

«Для смерти человека весом примерно 80-90 кг при воздействии через кожные покровы необходимо в сто раз меньше вещества, чем было запаяно в ампуле», — тут же уточнил специалист-химик, который присутствовал на допросе.

«Да, согласен», — ответил Ринк.

«Когда вы передавали изготовленное вами вещество <…>, вы понимали, что передаете его для использования против человека?» — уточнил прокурор-криминалист.

«Да, я понимал, что эти люди собираются применить вещество против людей», — признал Ринк.

В ходе этого допроса специалист-химик уточнил еще одну важную деталь: ошибок быть не могло, ему показали экспертное заключение о составе вещества с места преступления, и он его опознал.

ИЗ СУДЕБНЫХ МАТЕРИАЛОВ «Учеными-экспертами ГОСНИИОХТа было установлено, что отравляющее вещество, синтезированное их коллегой-химиком Ринком в ГИТОСе, «не имеет аналогов в мире», в научной литературе, в том числе в закрытых источниках, его свойства не описаны, данное отравляющее вещество, формула которого приводится в экспертных заключениях, относится к боевым отравляющим веществам».

ИЗ ПРОТОКОЛОВ ДОПРОСА РИНКА Ринк не работал в одиночку. Согласно его показаниям, к синтезу отравляющего вещества в 1994 году он привлек коллегу, сказав, что это вещество необходимо военным. Напомним, что по официальным заявлениям российских чиновников все разработки в области химического оружия прекращены в 1992 году.

«Для того, чтобы она [коллега] не волновалась, я ей сказал, что это надо для в/ч [воинской части]<…> Оборудование в лаборатории было стандартным: колбы, вытяжка и т. д. <…> Дал [коллеге] задание и ушел. В комнате все время кто-то находился, две лаборантки, но так как я предупредил [коллегу], чтобы она на эту тему не распространялась, лаборантки ничего не знали. <…> Это был «левый» заказ, и я не желал, чтобы об этом кто-то знал третий. Она не возражала, так как я сказал, что ее работа будет оплачена, а ей очень нужны были деньги» <…>

Размеры ампулы с отравляющим веществом, достаточным для убийства ста человек, миниатюрны. «Ампулу я передавал вложенной в корпус ручки, она достаточно тонкая, чтобы там находиться».

За сотни доз отравляющего вещества в этой ампуле, согласно показаниям Ринка, ему заплатили «то ли полторы тысячи, то ли тысячу восемьсот долларов».

Ничтожно малая часть этого отравляющего вещества, оказавшегося на черном рынке, в 1995 году была использована для убийства — привела к смерти банкира Ивана Кивелиди и его секретаря Зары Исмаиловой. А также, согласно материалам дела, вызвала проблемы со здоровьем телохранителя Кивелиди, его посетителей, понятых, уборщицы и восьми сотрудников милиции, которые участвовали в осмотре кабинета Кивелиди в «Росбизнесбанке». Все они получили поражения разной степени тяжести, даже спустя три-четыре дня после того, как банкир был отравлен.

Как действует вещество:

В заключении комплексной судебно-медицинской экспертизы по делу об убийстве Ивана Кивелиди сказано: «Зараженная трубка телефонного аппарата при контакте с обнаженным кожным покровом вызывает поражение со смертельным исходом». При контакте с кожей скрытый период действия отравляющего вещества составляет, как правило, от полутора до пяти часов. Вещество имеет характерное «антихолинэстеразное действие», а холинэстераза — жизненно важна. Она участвует, к примеру, «в передаче возбуждения от одного нейрона на другие». «При отсутствии свободной холинэстеразы в организме наступает полный паралич всех основных функций жизнедеятельности (сознания, дыхания и сердечно-сосудистой системы)».

Исследование рабочего места Кивелиди и всех предметов в кабинете, показало, что отравляющее вещество находилось под резиновой заглушкой одного из винтов трубки телефонного аппарата на его столе. Заглушка эта размером чуть больше 5 миллиметров. Вещество было использовано в очень малых количествах и образовало едва заметный подтек.

Предполагаемая формула отравляющего вещества из материалов экспертизы. В уголовном деле есть также заключение специалистов, что к этой формуле нужно добавить фтор. Получается вещество, похожее на так называемый «Новичок»

Анализ этого вещества следствие поручило трем разным учреждениям. Экспертно-криминалистический центр МВД РФ и Институт проблем экологии и эволюции РАН предположили одну и ту же химическую формулу. Институт РАН при этом указал, что «вещество с такой структурой относится к классу высокотоксичных фосфорорганических соединений, используемых при производстве химического оружия». Экспертное заключение дал и ГОСНИИОХТ, добавив, что в веществе содержался еще и фтор.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ УГОЛОВНОГО ДЕЛА «В УФСБ [Саратовской области] был получен материал, из которого следовало, что в сентябре-октябре 1994 года начальник подразделения ГИТОС Ринк с целью сбыта синтезировал отравляющее вещество <…>, расфасовав его в 8-9 ампул. Указанный материал был выделен из уголовного дела об убийстве Кивелиди и по нему 01.10.1998 возбуждено уголовное дело №238709-а в отношении Ринка <…>, которое <…> принято к производству под грифом «совершенно секретно». В ходе следствия по выделенному делу установлен факт сбыта Ринком [вещества] лицам чеченской национальности в г. Москве, однако его поставка состоялась 13.09.1995, то есть позже убийства Кивелиди <…>. Уголовное дело №238709-а в отношении Ринка 01.04.1999 прекращено».

В июле 2004 года было прекращено другое уголовное дело в отношении Ринка и тех, кому он продал отравляющее вещество (незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка и сбыт сильнодействующих и ядовитых веществ), поскольку истек срок давности для привлечения к уголовной ответственности.

Химик Ринк снабжал ампулами с отравляющим веществом разных примечательных людей. В 1994 году, согласно его показаниям, ампулу получил его знакомый Рябов, который сначала хотел отравить собаку, а затем «сказал, что яд нужен не для собаки, а для человека». На допросе Ринк утверждал, что Рябов стал угрожать ему.

«Я боялся угроз Рябова, который был связан с преступными элементами, <…> согласился достать ему такой яд», — рассказал следователям Ринк.

Весной 1995 года, по данным следствия, еще одну ампулу вещества у Ринка приобрел гражданин Латвии Артур Таланов, как он заявлял «в целях самообороны». Таланов впоследствии участвовал в нападении на инкассаторские машины, получил пулю и оказался под следствием в Эстонии, когда вместе с партнерами пытался ограбить инкассаторов «Хансабанка». Те должны были сдавать оружие при пересечении границы между Латвией и Эстонией и поэтому казались бандитам легкой добычей. Но, как сообщала эстонская пресса, инкассаторы начали отстреливаться и попали в Таланова, который в итоге стал инвалидом.

От Таланова следствие по делу об убийстве банкира Кивелиди протянуло нить к тому, кто в итоге стал главным обвиняемым, — давнему знакомому Кивелиди — Владимиру Хуцишвили. Его в итоге и осудили, поскольку, по версии следствия, он был в кабинете Кивелиди в то время, когда в трубку могли закапать яд.

P.S.

The Bell удалось разыскать и связаться с Владимиром Углевым — одним из сотрудников группы, которая разрабатывала нервно-паралитические отравляющие вещества под названием «Новичок».

— МИД настаивает, что ни в России, ни в СССР не было даже исследований по разработке препарата с кодовым названием «Новичок». Это так?

— Для того, чтобы упростить восприятие материала, я перейду от названия «Новичок», которое стало теперь широко известным, к условно обозначенным мной по годам разработки четырем веществам. Три из них являются составной частью работ по программе «Фолиант», выполненных под научным руководством Петра Кирпичёва, сотрудника Государственного НИИ органической химии и технологии (ГОСНИИОХТ). Первое вещество нового класса фосфорорганических отравляющих веществ, назову его A-1972, было получено Кирпичёвым в 1972-м году. В 1976-м году мною были получены два вещества: B-1976 и C-1976. Четвертое вещество, D-1980, было получено Кирпичёвым в начале 1980-х годов. Все они относятся к группе так называемых «Новичков», но это название появилось не в НИИ.

Все четыре вещества относятся к ФОС (фосфорорганические соединения) нервно-паралитического действия, но различаются разными прекурсорами, способами получения и методами использования в качестве боевых отравляющих веществ.

Всего в научной группе, которую возглавлял Кирпичёв, было получено несколько сот модификаций веществ этого класса. Так что с большой долей вероятности я могу говорить о том, что каких бы то ни было новых веществ, которые бы по своим токсическим свойствам превосходили указанные выше, нет.

По материалам из открытой печати.

Руководитель НАСТ Балтика Дмитрий Сакуто

#новичок #телохранитель #кивелиди