• Дмитрий Сакуто

День Шакала по французски. (Видео)


Потеря Алжира в начале 60-х годов вызвала во Франции волну националистических выступлений. В армейской среде зрел заговор против главы государства, которого враги независимого Алжира считали главным виновником происшедшего. Реакционные силы Франции, основу которых составляли обосновавшиеся в Северной Африке представители аграрного капитала, тесно связанные с французской колониальной администрацией, решительно выступали против предоставления независимости Алжиру. Их основным лозунгом было: «Алжир — французский». Эти ультрареакционные элементы (печально известные «ультра») в своей пропаганде умело использовали особое значение Алжира для Франции: близость к метрополии, важный источник сельскохозяйственного сырья, многообещающие перспективы в связи с открытием нефти в Сахаре, прекрасные возможности для испытания ядерного оружия (как известно, свои первые атомные взрывы Франция произвела на территории Алжира), наличие там более одного миллиона французов и прочее.

Шарль де Голль стал премьер-министром в июне 1958 года. Боевой генерал, основатель патриотического движения «Свободная Франция» в годы второй мировой войны, де Голль был именно тем человеком, прихода которого к власти ждала буквально вся Франция. Покончив с продажной и нерешительной Четвертой республикой, он основал Пятую, разработал и принял новую конституцию. Однако настоящим «камнем преткновения» в его политике был Алжир. Будучи с 1830 года французской колонией, эта североафриканская страна вот уже несколько десятилетий боролась за свою независимость. С 1954 года в Алжире началась национально-освободительная война.

Придя к власти в 1958 году, Шарль де Голль во всеуслышание заявил, что Алжир не отдаст, что он всегда будет французским. Однако уже через год, а точнее, 16 сентября 1959 года, де Голль торжественно признает право алжирского населения на самоопределение. В январе 1960 года в Алжире вспыхивает мятеж антиголлистов, который продлился всего неделю и был подавлен. Четырнадцатого ноября 1960 года на заседании совета министров де Голль объявил о своем решении вынести алжирский вопрос на референдум, который назначил на 8 января 1961 года. И вскоре на этом референдуме 75 процентов голосовавших ответили де Голлю «да».

За прошедшие после получения Алжиром независимости два года было предпринято по крайней мере шесть серьезных попыток покушения на жизнь генерала де Голля.

Группе "Шарлотта Корде" было поручено особое задание: выследить и убить генерала де Голля, в то время - президента Франции. ОАС, или Организация секретной армии, была создана в 1958 году французскими политическими эмигрантами в Испании. Эти люди, высокопоставленные политики и военные, были уверены, что де Голль ведет Францию к гибели. Готовность де Голля признать независимость Алжира казалась им предательством более тяжким, чем капитуляция Франции перед нацистами в 1940 году. Они считали Алжир французской землей, а живших в Северной Африке французов - ее коренным населением. Выход из этой ситуации лидеры ОАС видели в уничтожении де Голля, в военном перевороте и введении особого режима правления в стране. На острие этой безумной и бесстрашной политики находилась группа "Шарлотта Корде". Ее возглавлял подполковник французских ВВС Жан-Мари Бастьен-Тири. В группу входили 15 человек. Трое из них были венграми - Ласло Варга, Лайош Мартон и Дьюла Шари .

В те годы у заговорщиков был свой человек, "крот", в ближайшем окружении генерала. Именно он безошибочно наводил террористов на маршруты передвижения де Голля. В течение четырех десятилетий никто не знал имя этого агента ОАС. Предателем же оказался не кто иной, как генеральный контролер, он же начальник французской полиции, Жак Кантелоб. Именно он отвечал за безопасность де Голля. Однажды, после встречи на конспиративной квартире, Кантелоб сказал заговорщикам: "С математической точностью можно предсказать, что все вы рано или поздно будете арестованы. Но вы-то сумеете все это пережить. Я хочу, чтобы после моей смерти люди знали, что свой долг француза я исполнил". Сам Кантелоб спокойно закончил свои дни в 1993 году.

МАТ-49 на улице Свободы в Кламаре.

МАТ-49 — французский пистолет-пулемёт, использовавшийся в атаке.

В самом лучшем романе, который когда-либо повествовал о наемном убийце, в романе Фредерика Форсайта «День Шакала», об этом покушении рассказано следующее: «В семь часов сорок пять минут другая группа появилась за стеклянными дверьми, приковав внимание охраны. Шарль де Голль в неизменном темно-сером двубортном костюме и черном галстуке галантно пропустил вперед мадам Ивонн де Голль и, взяв ее под руку, вместе с ней спустился по ступенькам к ожидающему «ситроену». Они сели на заднее сиденье: мадам де Голль – слева, президент – справа от нее.

Их зять, полковник Ален де Буасье, тогда начальник штаба танковых и кавалерийских соединений французской армии, проверил, надежно ли закрыты задние дверцы, и занял свое место рядом с Марру.

Во втором «Ситроене» находились бригадир полиции Рене Касселён (он вёл машину), полицейский комиссар Анри Пуиссан, один из личных телохранителей де Голля Анри Джудер и военный медик Жан-Дени Дего

Два мотоциклиста в белых шлемах завели двигатели и вырулили к воротам. Их разделяло не более четырех метров. «Ситроены» описали полукруг и выстроились в затылок друг другу за мотоциклами. Часы показывали семь пятьдесят." Место засады - Франция, прямой участок проспекта де ла Либерасьон, у пересечения главных дорог в предместье Парижа Пети-Кламар.

Время атаки - 20.18 , 22 августа 1962 года.

Состав аткаующих - Команда состояла из двенадцати человек, вооружённых автоматическим оружием, также в их распоряжении была взрывчатка. В их распоряжении находились четыре автомобиля. Один из автомобилей был украден непосредственно перед операцией и принадлежал родителям Мари Галуа. Сам Бастьен-Тири находился перед перекрёстком, спрятавшись в машине марки Simca 1000, оттуда он должен был выйти и подать сигнал, размахивая журналом. Пять человек (Буисине, Варга, Сари, Бернье и Мартон) вооружённые автоматическими винтовками ожидали в жёлтом микроавтобусе Рено Эстафет (Renault Estafette). Ля Токнэ, Жорж Ваёт и Превос вооружённые пистолетами-пулемётами находились в машине марки Ситроен 19. В резерве находился пикап «Пежо 403» в котором ожидали Конде, Магад и Бертён, также вооружённые автоматическим оружием.

План атакующих - первая группа снайперов начинала стрелять по машине президента, когда та находилась в двухстах метрах от них. Укрытием им служил стоящий на обочине трейлер. По расчету Бастьена-Тири, пули должны были прошить первую машину в тот момент, когда она поравняется со снайперами, лежащими за фургоном. После остановки президентского лимузина из боковой улицы должна выехать вторая группа боевиков, чтобы в упор расстрелять агентов службы безопасности, ехавших во второй машине кортежа. Отход обеих групп должен был осуществляться на трех автомобилях, ждущих на другой улице.

На самого Бастьена-Тири, тринадцатого участника операции, возлагалась задача подать сигнал о приближении президентского кортежа. Бастьен-Тири находился на автобусной остановке в двухстах метрах от места засады с газетой в руке, взмах последней служил сигналом для Сержа Бернье, командира группы снайперов, стоящего у трейлера. Те должны были открыть огонь по его приказу.

Атака

Атакующие допустили два просчета:

1. Готовя покушение, Бастьен-Тири воспользовался календарем, в котором указывалось, что 22 августа сумерки падали в 20.35, то есть кортеж де Голля появился бы в Пети-Кламар значительно раньше этого времени, даже с учетом задержки, как и произошло на самом деле. Но подполковник ВВС взял календарь 1961 года. Двадцать второго августа 1962 года сумерки упали в 20.10. Эти двадцать пять минут оказались решающими в истории Франции. В 20.18 Бастьен-Тири заметил кортеж, мчащийся по проспекту де ла Либерасьон со скоростью сто километров в час, и отчаянно замахал газетой. Но в результате плохой видимости командир группы снайперов Серж Бернье не увидел условного сигнала и не смог вовремя подать команду стрелкам.

2. Скорость президентского кортежа составила более 100 км в час, вместо расчетной в 60 км в час. Таким образом расстояние до атакующих кортеж преодолел за 6 секунд. Для того чтобы понять причины повышения скорости кортежа нужно знать, что генерал де Голль серьезно не воспринимал угрозы в свой адрес. Люди же, отвечающие за его безопасность, находились в автомобиле сопровождения и никакого активного участия в охране не принимали, да и не могли принять. Поэтому судьба Франции в том момент на парижской улице Кламар находилась в руках его водителя Марру и зятя генерала - Алена де Буасье - начальника штаба танковых и кавалерийских соединений французской армии, неплохим военным, но не имеющим к личной охране никакого отношения. При таком руководстве и осознании угрозы единственным, и как оказалось, правильным решением был маневр скоростью.

В результате всех этих обстоятельств, огонь по кортежу де Голля начался хаотично с дистанции около тридцати метров и только шесть пуль попали в машину лишь благодаря меткости стрелков. Одна из них попала в колесо, и, хотя шины были самозаклеивающимися, внезапное падение давления привело к тому, что машина пошла юзом. Одной из главных отличительных особенностей этой модели была гидропневматическая система, которая обеспечивала неизменную величину дорожного просвета. При любых боковых нагрузках и при любом количестве пассажиров гидравлика сохраняла кузов в горизонтальном положении относительно дороги. Во время вышеописанного обстрела президентской машины пули разорвали одну из покрышек. Однако гидроподвеска не дала автомобилю потерять управление.

Citroen DS Шарля де Голля после нападения.

Если признанный снайпер экс-легионер Варга стрелял по колесам, то остальные – по удаляющемуся заднему стеклу. Несколько пуль засело в багажнике, одна разбила заднее стекло, пролетев в десяти сантиметров от головы президента. В машину сопровождения попало четыре пули и одна попала в полицейского мотоциклиста, не причинив ему большого вреда

Водитель Марру, плавно сбрасывая скорость, выровнял машину, затем вновь вдавил в пол педаль газа. «Ситроен» рванулся к пересечению с проспектом дю Буа, на котором притаилась вторая группа боевиков. Лимузин с охранниками, целый и невредимый, не отставал от машины президента.

Пулевое отверстие от пули внутри салона президентского Ситроена.

«Ситроен» президента успел проскочить вперед, и машина второй группы оасовцев оказалась рядом с автомобилем охраны. Высунувшись по пояс из окна, Ватин опорожнил магазин ручного пулемета в заднее окно удаляющегося «ситроена», сквозь разбитое стекло которого виднелся характерный профиль генерала де Голля.

Анри Джудер, телохранитель де Голля, пытался выстрелить в Ватина, их разделяло не более десяти метров, но ему мешал водитель. Все занимает считанные секунды, автомобили мчатся по проспекту вплотную к друг другу, но автомобилю сопровождения удается вклинится между президентским лимузином и перекрыть собой линию огня. Через минуту машина нападавших осталась позади. Оба мотоциклиста, вылетевшие на обочину после внезапного появления де ла Токне, также догнали лимузины. Спустя немного времени машина де Голля остановилась и сидевшие в ней люди пересели в автомобиль сопровождения, сотрудники службы безопасности остались у разбитого "ситроена" ждать подкрепления, а генерал с семье поехали на аэродром.

Вывод

Несмотря на критические ошибки в общей системе обеспечения личной безопасности генерала Шарля де Голля, с точки зрения выполнения тактико-технических действий группа охраны справилась со своей работой. Если использовать четырехрядную шкалу эффективности технико-тактических действий сотрудников личной охраны, то группе личной охраны выставляется первый ряд положительных оценок за выполнение тактико-технических действий без ущерба для охраняемого.

Руководитель НАСТ Балтика Дмитрий Сакуто

#шарльдеголль #атака #тактикааудит #ситроен #покушение #петикламар #деньшакала

Просмотров: 146